Author Topic: Future [PG-13, Хларк, Клоис, Лексана]  (Read 2372 times)

xo4y

  • Уже бывал
  • *****
  • Posts: 311
  • Карма: 12
  • Gender: Male
Название: Future
Автор: Mrs. Witter
Переводчик: xo4y
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Хлоя/Кларк, Лоис/Кларк, Лекс/Лана
Статус: закончен

If you need a friend
I'm the one to fly to
If you need to be loved,
Here I am, read my mind.
- "Can You Read My Mind" by Maureen McGovern

Его фотография опять красуется на первой странице «Дэйли Плэнет» – в свежем выпуске красочно описывается очередной героический подвиг Супермена. Рассеяно улыбаясь, Кларк пробегает статью глазами, у него нет нужды читать, ведь написал ее, собственно говоря, он сам – стараясь быть как можно скромнее, но, в конце концов, это ведь Перри хотел как можно больше подробностей.

Когда Супермен впервые вышел на сцену, Кларк счел за лучшее доверить написание посвященной этому статьи Лоис: как он справедливо решил, может показаться подозрительным, что ему, еще неоперившемуся, начинающему журналисту удалось с ходу взять первое эксклюзивное интервью у Человека из стали. Кларк Кент, само собой, не вращался в тех же социальных кругах, что и непобедимый, безукоризненный и могущественный Супермен. Но теперь, после того как он постепенно наладил контакт… в общем-то, с самим собой, и всем известно, что «двое» стали хорошими друзьями, куда проще умыкнуть статью прямо из-под носа Лоис и затем позабавиться над ее бессильной злобой.

А уж это всегда доставляет ему удовольствие.

Кларк вздыхает, и его блуждающий взгляд останавливается на статье Лоис, посвященной достаточно сомнительным слияниям и приобретениям, осуществляемым компанией «ЛуторКорп» и Лексом Лутором. Когда он думает о человеке, который когда-то был его лучшим другом, в его груди возникает привычная боль. Что ж, по крайней мере, их еще нельзя назвать врагами, Кларк пока не может убедить себя в том, что именно таково истинное положение вещей, но он успел прийти к однозначному выводу, что не одобряет методов Лекса как в бизнесе, так и в других сферах жизни. Тьма, которая раньше наводила такой страх на Лекса, ныне, кажется, опутывает его, в то время как он беспечно и едва ли не умышленно не обращает на это никакого внимания.

Лайонел Лутор все еще правит бал, даже из могилы, и Кларку тяжело смириться с мыслью, что он не в силах ничего поделать, чтобы Лекс осознал это.

– Ты не можешь спасти всех, Кларк, – как-то раз ласково сказала ему Хлоя, глядя на него светящимся, участливым взглядом и поглаживая рукой его широкие плечи. – Особенно тех, кто не желает быть спасенным.

– Он – мой лучший друг, Хло.

– Эй, – поддразнила она Кларка, хлопнув его по спине. – Я твой лучший друг.

Взглянув на нее полными обожания глазами, он поднес руку Хлои к губам:
– Нет, ты моя девочка.

– Как всегда выкрутился, Кент, – со счастливым смехом Хлоя наклонилась запечатлеть на его губах поцелуй.


– Все витаешь в облаках, Смолвиль? – до боли знакомый голос вырывает его из объятий прошлого, и Кларк, опираясь на свой рабочий стол, оборачивается к кузине Хлои, по нелепой иронии судьбы ставшей его «сообщницей». Ее голова вздернута в сторону, каштановые кудри в беспорядке раскиданы на плечах. – Разве ты не должен сейчас упиваться злорадством?

– Я никогда не злорадствую, Лоис.

Ее взгляд пробегает по обстановке и останавливается на газете, которую он держит в руках.

– Конечно, нет, твоя статья делает это за тебя.

Он усмехается и мотает головой:

– Лоис, мы же обсуждали это. Я просто оказался там первым. Мне удалось поговорить с Суперменом, потому что я был там, а тебя там не было. Тебе посчастливилось первой оказаться в нужном месте в прошлый раз: то ограбление банка, которое он предотвратил два месяца назад. Разве ты тогда услышала от меня хоть слово упрека?

Надув губы и всем своим видом выказывая недовольство, она неохотно соглашается:

– Нет. Однако загвоздка в том, что ты всегда оказываешься на месте первым.

– Не всегда.

– Во всяком случае, достаточно часто, чтобы у меня зародились подозрения.

Ее глаза цвета жженого сахара ловят его взгляд, лицо со стиснутыми зубами дышит решительностью. Ему прекрасно знакома эта мина – сколько раз он замечал ее при разговоре с Хлоей.

Это выражение лица моментально выбивает Кларка из колеи, приносит ему чертовски сильное ощущение дискомфорта.

– Ты параноик, – Кларк складывает газету и откидывается на стуле. – По правде говоря, Лоис, я считал нас партнерами, которые всячески поддерживают один другого, радуются успехам друг друга и гордятся ими.

Лоис через силу выражает свое согласие каким-то нечленораздельным звуком. Чтобы окончательно умиротворить ее Кларк идет на хитрость. Вполне невинную.

– Если тебя это утешит, он интересовался, где ты.

Она выпрямляется, безуспешно пытаясь прикрыть напускной небрежностью охватившее ее возбуждение:

– И что ты ответил?

Он отводит взгляд в сторону и, пытаясь сдержать улыбку, самым невинным голосом произносит:

– Что ты у парикмахера.

Сдавленный звук – нечто среднее между стоном и воинственным кличем – который вырывается из ее рта, заставляет Кларка дать волю рвущемуся наружу смеху. Она нападает на него с той же газетой, которую он секундами ранее отложил в сторону. Подняв руки для обороны, он принимает на себя удары (которых даже не чувствует), затем хватает ее за запястья, вынуждая прекратить атаку. Когда их глаза встречаются, Кларку еще не удается совладать со смехом. Она буравит его испепеляющим взглядом и вскидывает голову вверх, волосы волнами сбегают ей на плечи.

– Болван.

Кларк не в силах удержаться, ведь ему известно, что она без ума от Супермена, то есть без ума от него… что ж, он твердо намерен сполна воспользоваться этим обстоятельством. В конце концов, она ни о чем не догадывается.

– Просто поражаюсь, как это Лоис до сих пор не вывела тебя на чистую воду. Это же так очевидно, – Хлоя растянулась на диване, водрузив ноги к нему на колени, и он осторожно, стараясь не нажимать слишком сильно, массировал ей стопы. Ее стопы были такими крохотными. И вся она была столь невероятно миниатюрной, что он всегда чувствовал себя слоном в посудной лавке, когда прикасался к ней своими большими, неуклюжими ручищами. Он мог причинить ей боль, и одна мысль об этом пугала его сверх всякой меры. – В последнее время она стала более догадливой, не то что раньше. Удивительно, насколько сильно она изменилась.

– Удивительно, скорее, то, что она ничуть не изменилась, – изогнув брови, возразил Кларк.

– Ай, ты же сам прекрасно знаешь, что ты к ней неравнодушен.

– Я терплю ее.

– Будь осторожен, Кларк, – она забралась к нему на колени, расставив ноги в стороны, и взяла его лицо в свои маленькие, изящные, красивые ручки. – Как знать? Возможно, в один прекрасный день она станет твоим лучшим другом.

Он приблизил к ней лицо, их губы соприкоснулись.

– Это место уже занято.

В глазах Хлои мелькнуло странное выражение – призрачный, безымянный отсвет печали, который тут же рассеялся в лучах ее улыбки:

– Не загадывай наперед.


Кларку невдомек, что его взгляд сейчас устремлен на фото Хлои, снимок, который стоит на его столе по соседству с фотографией одного из родителей. Он бессознательно сверлит в нем воображаемое отверстие (если он не проявит осторожность, он воспламенит снимок), пока опустившаяся на плечо рука Лоис не возвращает его в реальность.

Их взгляды вновь встречаются, и на этот раз в них нет и тени веселья, лишь грусть и… молчаливая поддержка. В голове Кларка раздается из раза в раз повторяющийся щелчок, верный признак того, что между ними установилась связь.

– Кларк, – тихо произносит она, и, несмотря на громкое гудение крови, отдающееся в его ушах, на сковавшую его грудь боль он замечает линии вокруг ее рта – грустную улыбку, которая расцветает по мере того, как ее лицо смягчается, а глаза становятся более чистыми. Он понимает: стоит ему только по-настоящему взглянуть на нее – и за ширмой бравады, цинизма и всего-всего прочего ему удастся разглядеть сердце и душу Лоис Лэйн.

Он отворачивается и сосредотачивает свое внимание на другой улыбке, более счастливой, более яркой, более чарующей. Улыбке, пленившей его сердце.

– Скоро годовщина.

Через пять дней. Ему никогда не забыть этой даты.

– Знаю.

– Ты собираешься ехать? – ее вопрос звучит осторожно, она знает, что вступает на зыбкую почву. Он молча кивает, не способный подобрать нужные слова. – Пожалуй, мы могли бы вернуться вместе.

– Возможно, – отвечает он, одаряя Лоис вымученной улыбкой, которая намекает на то, что он готов завершить разговор. – Я дам тебе знать.

Однако он не намерен этого делать. Ему нравится быть с Хлоей наедине.

– Кларк, – Лекс приветствует его со спины, протягивая бокал шампанского. – Давно ты здесь?

Кларк поворачивается, встречается с ним взглядом и ловит себя на мысли: неужели ему всегда будет чудиться, что из глаз Лекса на него смотрит Лайонел Лутор, словно где-то внутри этого парня до сих пор живет его отец, тот, кто в свое время подружился с шестнадцатилетним подростком с фермы. Он принимает бокал, хотя и не собирается пить. Позже ему еще предстоит лететь, и он знает, что даже один бокал, а тем паче сегодня, может привести к нежелательным последствиям.

Да и, в конце концов, Супермен не пьет.

Он улыбается Лексу подчеркнуто вежливой улыбкой, которая так противна ему самому:

– Не слишком давно.

Лекс кивает и тоже отворачивается. Это движение наводит Кларка на мысль, что и он чувствует эту трещину, разрастающуюся между ними пропасть. Но, как видно, он не намерен ни хрена с этим делать, даже палец о палец не ударит. Кларк вертит в руке ножку бокала, борясь с импульсом опустошить его одним залпом. Кларк Кент ведь тоже не пьет.

– Ты улетаешь сегодня в Смолвиль?

Незаметно для Лекса Кларк сдерживает резкий вдох, который ему непроизвольно хочется сделать. Он определенно добился успехов в том, что касается внешнего спокойствия, научился виртуозно использовать выражение лица, которое он еще в подростковом возрасте детально отработал для самых неловких ситуаций. Лекс отпускает много не имеющих значения комментариев, и Кларк внушает себе, что он так ни о чем и не догадался.

– Да, – свой ответ Кларк приправляет слабым подобием улыбки. Он снова врет; ложь сделалась столь неотъемлемой частью его жизни, что он прибегает к ней, сам того не сознавая. Она больше не вызывает у него чувства вины – уж не знак ли это чего-то более серьезного, задумывается он. – Мама волнуется из-за дорог. Они не так безопасны, как прежде.

Вновь повисает неловкое молчание – оба старательно избегают встречи взглядов, которая только усугубит ситуацию. Напряжение между ними приняло уже почти осязаемую форму, тем более абсурдным кажется Кларку, что они до сих пор его игнорируют. Как долго это может длиться? Притворяться, играть, лгать и прятаться. Они застряли в этом придуманном мире уже больше чем на десятилетие. И Кларк больше не уверен, что он борется за что-то, что стоит спасать. Открытым остается вопрос: у кого же хватит духа первым признать это?

Он открывает рот, чтобы нарушить молчание какой-нибудь случайной фразой, но его намерению не дает осуществиться исходящий откуда-то из-за его спины голос.

– Кларк Кент, – Лана Лэнг вся сияет, упирающаяся в бедро рука призвана выразить обиду, но блаженная улыбка противоречит укоризненному тону. – Подумать только, я проделала весь путь сюда только ради тебя, а ты даже не соблаговолишь проявить элементарную вежливость, чтобы подойти и поздороваться.

– Лана! – его лицо озаряет улыбка, в которой на сей раз нет и тени притворства: он действительно рад ее видеть. Он наклоняется, целует ее в щеку, затем делает шаг назад, чтобы полюбоваться ярким синим платьем и уже слегка выдающимся животиком. – Ты уверена, что тебе стоит так много ходить, да еще и на таких каблуках?

Она широко улыбается, гладит его по щеке. Когда-то этот жест заставил бы его сердце выскакивать из груди, а кровь закипать. Но нынче огонь погас, и он трепетно хранит тепло, дарованное ставшими частью его существа воспоминаниями. Девушкой, из любви к которой вырастаешь…

– Ты даже не представляешь, как я рада тебя видеть.

Внезапно улыбка исчезает с ее лица: она бросила взгляд за его плечо. Кларка до сих поражает, насколько быстро, будто виток дыма над задутой свечой, могут улетучиться из ее глаз тепло и радость, стоит ей лишь заметить Лекса. Кларку приходится со всей строгостью напомнить себе, что она уже больше не та живущая по соседству девчонка и что, хотя для этого ей, возможно, и потребовалось проделать более долгий, чем остальным, путь, Лана тоже повзрослела.

– Привет, Лекс.

– Лана, – хотя голос Лекса звучит совсем тихо, от Кларка не ускользает затаенная в нем горечь. Не ускользает от него и то, как взгляд Лекса опускается на ее живот, и по его бесстрастному лицу на долю секунды пробегает тень раскаяния. – Не думал, что ты решишься.

Она качает головой и отвечает саркастической улыбкой, которая, как кажется Кларку, ей совсем не подходит:

– Позволь мне не поверить в твою искренность.

Сжав губы, Лекс окидывает ее долгим, пристальным взглядом, и Кларк понимает, с каким трудом он сдерживает то, что ему хочется сказать на самом деле.

– Если вы двое меня извините, у меня еще назначена встреча. Увидимся с тобой позже, Кларк.

Когда он уходит, Кларк снова поворачивается к Лане и подозрительно разглядывает ее:

– Ты в порядке?

– Да – она кивает головой, силясь подавить охватившее ее волнение и успокоиться. – Извини. После стольких лет Лекс Лутор все еще сидит у меня в печенках.

Подробности ее романа с Лексом ускользали от Кларка с тех самых пор, как он прознал о нем, а было это, кажется, целую вечность назад, во время его последнего года обучения в старшей школе. В силу понятных причин их роман не подходил на роль темы для размышлений и пересудов, и Кларк с удовольствием задвинул его на задворки сознания не из-за ревности – что удивило его самого – и даже не из-за отвращения, но всего лишь потому, что, как бы ужасно это ни звучало, личная жизнь Ланы Лэнг в тот момент не представляла для него практически никакого интереса. Он оказался тогда на пороге важнейших открытий о себе самом, о своем предназначении; он только встал на путь, в конце которого ему суждено было превратиться в Человека из стали, и все остальное казалось ему… не заслуживающим внимания.

– Я вошел, когда Лана и Лекс занимались…довольно интимными вещами, – сообщил он Хлое, когда они сортировали стиранную одежду на кухонном столе фермы Кентов. При этом воспоминании он помотал головой, пытаясь навсегда прогнать из сознания образ двух переплетенных, обнаженных тел своих друзей. – Уверен, они не таким образом предполагали поставить меня в известность.

Хлоя хихикнула и бросила ему чистую рубашку.

– Ну, у них получилось гораздо интереснее. По отдельности Лекс и Лана никогда не могли уладить никакое дело, и сохранение секретов уж точно не их призвание. С чего ты взял, что вдвоем у них должно было получиться лучше?

– Лекс и Лана, – протянул он, тщетно пытаясь уместить открывшуюся ему правду у себя в голове. – Я хочу сказать, я всегда подозревал о чувствах Лекса, но Лана…

Хлоя закусила нижнюю губу, но после недолгих колебаний озвучила интересовавший ее вопрос:

– Ты чувствовал ревность?

Кларк пожал плечами:

–  Знаешь, я стоял там в полном замешательстве и ждал приступа ревности. Прилива каких угодно эмоций, пока они спешно приводили себя в порядок и давали путаные объяснения. Но я ничего не почувствовал. Ни тогда, ни позже. Скажу тебе больше, к тому времени, когда я выбрался оттуда и залез в грузовик, меня одолевал смех. Поди объясни, что все это означает.

Хлоя надула щеку и дерзко улыбнулась:

– Что ж, Кларк Кент, похоже, ты наконец взрослеешь.


– Кларк? – Лана зовет его, легонько тряся за руку. – Кларк?

На его лице появляется рассеянная, виноватая улыбка:

– Прости. Я задумался о…

Лана одаривает его ласковой ответной улыбкой, в которой сквозит затаенная грусть, и он отворачивается, не находя в себе сил принять ее сочувствие. Кто угодно, только не она, ее жалости он не может вынести. – Марта просила узнать, не вернешься ли ты вместе со мной и Джереми. Это бы ее очень успокоило.

Джереми. Милый, надежный Джереми, на которого всегда можно положиться. После Джейсона Тига, Лекса Лутора и его самого, Лане, как кажется Кларку, отчаянно необходима волшебная сказка: «и жили они долго и счастливо, и умерли в один день». Пусть даже она будет обманом.

Кларк улыбается и отрицательно качает головой:

– Спасибо, Лана, но я справлюсь. Моя мама слишком обо мне печется.

– Кто-то должен о тебе заботиться, – Лана приподнимается на цыпочки и целует его в щеку. Когда она отходит и смотрит на него, в ее глазах появляется заговорщицкий блеск. – Кроме того, ты доберешься туда куда быстрее нас.

Лоис знает, что найдет его там.

Она знает, что каждый год он каким-то непостижимым образом оказывается там раньше нее. Глубоко засунув руки в карманы, он возвышается над могильной плитой ее двоюродной сестры, ее лучшего друга, и просто смотрит перед собой.

Тоска, застывшая в его подернутых дымкой глазах, вызывает у нее неподдельное сочувствие.

Когда она подходит и встает рядом с ним, Кларк поднимает на нее взгляд, с трудом замечая ее присутствие. Ветер шуршит листвой, она берет его за руку. Неожиданно для нее он поворачивает ладонь (большую, гладкую, сильную и одновременно нежную) вверх, и их пальцы переплетаются.

Она понимает всю важность этого жеста, чувствует ее всем своим существом.

У нее есть столько причин сердиться на него, и главная из них – его отношения с Хлоей. Она вспоминает, как сильно любила ее двоюродная сестра этого парня еще в ту пору, когда он был мальчишкой, который не только не отвечал ей взаимностью, но даже ни во что не ставил ее чувства. Лоис известно, как сильно ее кузина обожала Кларка, все, чем он являлся и мог бы стать, не взирая на то, что он даже не подозревал об обуревающих ее чувствах.

Ей хотелось бы возненавидеть его за это. И поначалу у нее, возможно, неплохо получалось. Но теперь она понимает Хлою. Понимает, ради чего ее сестра пожертвовала своей жизнью, – ради него.

Потому что теперь Лоис сама любит Кларка, и бремя этой любви непосильным грузом лежит на ее сердце. Ее любовь не ослабевает даже тогда, когда, незримо вставая между ними, призрак лучшего друга ловит их в капкан минувших дней и не отпускает, не возвращает ему его сердце – в такие моменты в глазах Кларка поселяется отчужденный взгляд, который невозможно ни с чем перепутать.

Взгляд, который рвет ее душу на части.

Она никогда не могла себе представить, что крепнущее внутри нее (бурлящее, лишающее сил, всепоглощающее) чувство к Кларку Кенту, может быть таким непостижимым для разума.

«Хлоя, – про себя обращается она к сестре и усиленно моргает, пытаясь отогнать уже щиплющие глаза слезы. – Почему ты не можешь просто отпустить его? Позволь другой полюбить его так, как любила его ты. Я обещаю, что не обману твоих ожиданий».

Перед ней встают воспоминания об их первой встрече, об их разговоре около бутафорской могилы ее кузины, с момента которого прошли годы (кажется, с тех пор сменились столетия), и внезапно ее поражает мысль, что именно благодаря Хлое в ее жизни появился Кларк Кент. Конечно, подспудно она никогда об этом не забывала, но, в очередной раз стоя в этом скорбном месте, она вдруг постигает глубинный смысл этого обстоятельства: Хлоя – связующее звено между ними. И всегда им останется.

– Мне нужно идти.

Ей хочется упросить его остаться, остаться, посидеть рядом с ней и раскрыть ту часть своей жизни, которую он так тщательно скрывает, наивно полагая, что о ней никому неизвестно. Но ей известно куда больше, чем он предполагает, и она закусывает нижнюю губу, чтобы не выпалить свою просьбу. Спустя мгновение она кивает и выпускает его руку из своей:

 – Конечно.

Он бросает на могильный камень последний взгляд, тот взгляд, что неотступно преследует его (да и ее, как теперь становится понятно Лоис) со дня, в который он потерял своего лучшего друга. Она хочет вытянуть руку и прикоснуться к нему, удержать его (и это желание удивляет ее), но она останавливает себя: не меньше этого она хочет позволить ему побыть еще одно мгновение наедине с Хлоей.

Он вытягивает руку и исполненным благоговения жестом прикасается к имени Хлои, выгравированном на плите.

Затем поднимается и отворачивается:

– Доброй ночи, Лоис.

Она не смотрит в его сторону и скорее чувствует, нежели слышит, как он удаляется. Ветер шелестит в деревьях, затем вновь стихает. Она закрывает глаза и шепчет в сумрак:

– Доброй ночи, Супермен.
Чужого мне не надо, но свое я возьму, чье бы оно не было 8-)

Anasko

  • Старожил
  • *****
  • Posts: 891
  • Карма: 146
  • Gender: Female
Re: Future [PG-13, Хларк, Клоис, Лексана]
« Reply #1 on: 24 June 2011, 15:30:34 »
Зацепило. Даже Клоис здесь описан так, что мне понравилось, несмотря на то, что в сериале эту пару с трудом переносила (хотя и пыталась заставить себя привыкнуть к ней).
Вот только, xo4y, что-то тебя на перевод депрессивных фиков потянуло. Я только пришла в норму после предыдущего, а ты опять... Даешь в следующий раз позитив!


samaya_milaya

  • Частый гость
  • ***
  • Posts: 143
  • Карма: -26
Re: Future [PG-13, Хларк, Клоис, Лексана]
« Reply #2 on: 25 June 2011, 05:43:58 »
какой прекрасный рассказ,очень понравился.....душу зацепило...Клоис понравился безумно...

 

Sitemap 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23